Суть времени СВАО

Previous Entry Share Next Entry
Мой Гамлет.
svao_eot

Последнее эссе на тему «Гамлет» Шекспира, зачитанное и обсужденное на Собрании ЛИК СВАО.
Его автор Владимир Т.

Гамлет постоянно цитирует сказанное ему призраком, которого он только при последней встрече называет отцом. Называет отцом, то есть соединяет послание о несправедливости, с образом, который для Гамлета был символом справедливости. Цитирует матери, то есть той, кто своим предательством наиболее ранит его душу. Получается, он выступает своего рода посланником, пророком от лица справедливости к падшести. А пророк, это уже Служение высшему, а не себе.

Признаюсь, я начал готовиться к очередному собранию ЛИКа СВАО с меньшей охотой, чем к бывшим до этого. «Гамлет» Шекспира. Это произведение, вернее множество интерпретаций его образов и, главное, образа Гамлета, сильно тяготеют над тобой при чтении.

Порой кажется, что Гамлета затаскали до некой литературной гламурности, и ты обречен повторять уже бесконечное количество раз сказанные слова и все время возвращаться к «быть или не быть», как единственному, что и можно сказать, при обращении к этому произведению.

Правда С. Кургинян, начиная с первой передачи «Суть времени» и в дальнейшем, расширяет спектр тем, взятых из «Гамлета». Гамлет, с криком отчаянья берущийся за починку этого проклятого времени. Запрет отца на посягательство в творимой мести на мать. Опять же, вечная присказка о Гекубе

Но мне это не сильно помогает. Не поняв, кто такой Гамлет, невозможно понять и эти предлагаемые новые темы. А понять Гамлета сквозь кричащий ряд уже сделанных интерпретаций очень сложно.

Обращение к историческому контексту сюжета помогает увидеть очень многое, но не дает ответов на главный вопрос о Гамлете. Да и качественно погрузиться в этот контекст - изучить литературное своеобразие трагедии, ее автора, исторические, культурные отсылки и т.д. - требует времени гораздо большего, чем я располагаю. Так за что же зацепиться, чтобы понять, отчего при чтении этой уже много раз виденной и слышанной трагедии душа страдает и мечется?

Я в очередной раз читал произведение и мучился желанием пропустить собрание ЛИКа. Так как увидеть нечто живое в образе героя трагедии не получается. Так было почти до самого конца произведения. До сцены над могилой (можно сказать, что и «в могиле») Офелии.

Так он ее все же любит! С самого начала я не мог ответить себе на вопрос - любит ли Гамлет Офелию или, как предупреждали ее брат Лаэрт и отец Полоний, просто волочится.

Если любит, то отчего не делает ее своим союзником? Почему он прячется и от нее за маской своего безумия, хотя и обращается к ней с внутренним призывом о помощи при встрече после знаменитого монолога:

«Офелия. О нимфа, помяни грехи мои в своей молитве».

Но это обращение я увидел уже после открытия, что любит.

Таким же вопросом я терзался относительно чувств к матери - королеве Гертруде. Да, мы застаем Гамлета в трагедии после вероломного для него брака матери с дядей, новым королем Клавдием. Но все же мать… Воспоминание об отце, которые и являются для принца вначале пьесы стержнем всех его переживаний, не могут быть отделены от матери. Не только горькие, но и радостные тоже!

Дружен и он со своими друзьями по университету? Вроде, да! По крайней мере, он встречает их всех с неподдельной радостью. Но Гораций, посвященный в тайну, или лучше сказать таинство откровения призрака, и как бы инициированный в этом таинстве вместе с Гамлетом, оказывается единственным, кто выдерживает испытание на верность…Верность чему? Себе лично, то есть Гамлету? Нет, конечно! Тому, что стояло за названным мной инициацией. Двоих других же, Гамлет хладнокровно обрекает на смерть. Также как хладнокровно убивает Полония.

Каков же был Гамлет до личностной трагедии потери отца? Лет тридцати, если судить по воспоминаниям его о Йорике, которые уже 23 года в могиле. Блестящий студент, светский франт, интеллектуал, талантливый наследник возле великого отца-короля. Несмотря на лишний вес, достаточно спортивен. Он признается Горацио, что с момента смерти отца ежедневно практикуется на клинках. И, как мы установили, любящий Офелию. Именно отказ от любви к ней и дал мне возможность увидеть «своего Гамлета». Он жертвует частью себя. Жертвует… Ради чего?

Гамлета отказавшегося от этой любви. Отказавшегося еще и от естественной привязанности к матери, которая проявляется лишь в момент ее смерти. Отказавшегося от дружеской привязанности к товарищам по университету. Отказавшегося от спокойного ожидания датской короны и замыслившего дело, которое может напрочь погубить само государство, принцем которого он является. И за которое, тем не менее, остро переживает. Ведь будучи уже в предсмертной агонии он поручает другу Горацио, прежде всего, передать венец юному Фортинбрасу. Передать корону и восстановить справедливость.

Вот ради чего он отрекается от всего! Ради восстановления попранной справедливости. Только отношением к ней он мерит всех вокруг себя. Можно ли сказать, что он переживает это только как сын, чей отец предательски убит? Мне кажется, нет. В его восприятии ситуации много места размышлениям о человечестве, а не только о себе. Он позиционирует весь двор, да и весь мир только относительно взятие короны недостойной рукой дяди.

Он отказывается от любви, в которой лирический герой мог бы спрятаться от увиденного ужаса большей несправедливости, чем просто личная обида. Именно потому, что он отказывается - он не лирический герой, а стало быть, выходит за пределы восприятия только через свое ущемленное «я». Задето гораздо большее. И именно на это большее хочет дать свой ответ Гамлет.

После этого «открытия», я увидел вдруг, что касаясь всей ситуации, Гамлет постоянно в той или иной мере цитирует сказанное ему призраком, которого он только при последней встрече называет отцом. А при первой позволяет себе даже иронию к гостю из инфернального мира. Называет отцом, то есть соединяет послание о несправедливости, с образом, который для Гамлета был символом справедливости. Цитирует матери, то есть той, кто своим предательством наиболее ранит его душу. Получается, он выступает своего рода посланником, пророком от лица справедливости к падшести. А пророк, это уже Служение высшему, а не себе.

И я понял, что в сознании Гамлета произошел взрыв после встречи с призраком. После которого он не сразу, но довольно быстро, решает отречься от всего, пока не будет восстановлена попранная справедливость. Он действует и выносит суд от ее лица, а не от своего.

Гетте пишет, что Гамлет безволен. Не знаю, на чем основывает немецкий гений свое суждение. Я вижу, как с момента принятие решения Гамлет движим только одной идеей - наказание злодейства (а не только злодея). Он испытывает короля и мать. Испытывает товарищей. Дважды избегает смерти во время плавания в Англию. И в день своего возвращения в Данию, во дворец завершает дело мести и восстановления справедливости. У него по сюжету, рассказанному Шекспиром, не было времени проявить приписываемую ему нерешимость.

Не убил короля во время молитвы? Потому, что это была бы просто месть, а не восстановление справедливости. Он бы тогда стал просто цареубийцей, заговорщиком или окончательно «прославлен» сумасшедшим». Где тут место справедливости? Даже мать бы не поняла всей глубины мерзости произошедшего с ней, со двором, и с Данией.

А произошло то, что власть, как орудие небесной справедливости на земле, досталась самому недостойному путем мерзкого предательства и «освящения» этой мерзости браком с женой убитого и матерью наследника. Вот в чем призрак отца призывает Гамлета покарать виновных. Вот в приятии чего Гамлет обвиняет «мир» и мать. Вот что он карает ценой собственной смерти. Вот о чем он, умирая, просит рассказать Горацио, завещая корону Дании Фортинбрасу.

Признаюсь, заставляю себя остановиться. После сделанного открытия «своего Гамлета», многие темы зазвучали во мне. Но главное сказано.


  • 1
Хорошо написал

  • 1
?

Log in

No account? Create an account