Суть времени СВАО

Previous Entry Share Next Entry
Заседание 16 апреля Клуба ЛИК (СВАО). Гамлет.
svao_eot

Не так много есть произведений мировой литературы, когда произнесения имени главного героя достаточно, чтобы понять, о чем идет речь. Дон Кихот, князь Мышкин, Гамлет…

Гамлет - герой, восставший против предназначенной ему роли очередного принца датского, потрясенный смертью отца и предательством матери…
Гамлет - герой, мучительно решивший восстать против нанесенного ему оскорблению…, но так и не сумевшему до конца проявить свою волю…
Гамлет - герой, решивший, что невозможно продолжать просто быть, пока не будет восстановлена высшая справедливость, нарушенная убийством датского короля и его отца…
Гамлет - элитный герой, обладающий сокровенными знаниями и реализующий их …
Гамлет, как оплот гуманизма против взращиваемого в человеке зверя…

Это далеко не полный перечь позиций, которые были озвучены на последнем собрании Литературно-исторического клуба (ЛИК) СВАО в минувшую субботу, которое было посвящено великому произведению Шекспира. Кстати, отдельной темой разговора стали и те причины, по которым рассказ о трагедии принца датского обсуждается уже много столетий с таким жаром и при таком многообразии интерпретаций образов ее главного героя.

Так кто же такой Гамлет и что нам хотел сказать Шекспир?

Вряд ли мы смогли до конца определиться с ответом на эти вопросы. Приводились цитаты Гёте, Томаса Манна. Читались фрагменты трагедии, читались стихи других поэтов, посвященные ее главному герою и его отречению от прогнившего мира. Проводились параллели с образом Христа. Были просмотрены различные варианты исполнения знаменитого монолога Гамлета. Были зачитаны эссе участников ЛИКа. Даже Ирина Михайловна - работник библиотеки, которая обычно не принимает участия в дискуссии, не смогла удержаться.

Но можно ли сказать, что Гамлет был понят нами? Что мы пришли к общему мнению по всем поставленным вопросам? Вряд ли. Единственное на чем сошлись все участники обсуждения, что произведения Шекспира отсылает нас к глубочайшим переживанием предельных смыслов человеческого существования и борьбы за что, чтобы оно из существования становилось Жизнью.

Наверное, так и должно быть! Личное переживание трагедии Гамлета, тех метафизических вопросов, которые возникают при рассмотрении образа принца датского и описанных Шекспиром событий не могут не рождать появления у каждого «своего» Гамлета. Это не значит, что в этом многообразии образов и восприятий не может быть чего-то общего для всех. Но это общее не может отменить и того многообразия пониманий сущностных вопросов бытия, которые рождаются при прочтении бессмертного произведения Шекспира. Ведь перед каждым человеком время от времени встают эти вопросы и гамлетовский выбор – «быть или не быть».

Что же тогда мы вынесли из этого собрания? Понимание друг друга и роль образов мировой литературы для каждого участника. Значимость в нашей жизни поднятых вопросов и потребность в разговоре о них в наше во многом подчиненное прагматизму время. Время, когда вопрос о его почине стоит в очередной раз с очевидной остротой.

В последующих постах, мы познакомим Вас с мнениями участников собрания, оформленные ими в виде эссе.



  • 1

Гамлет не хочет идти. Судьба насильно влечёт его...

Автору и участникам Клуба ЛИК было бы недурно познакомиться с обстоятельным экзистенциальным анализом «Шекспир и его критик Брандес» Льва Шестова, где, в частности, будет обнаружено:

«Несмотря на страшные слова "зло", "порок", "преступление", "неправда" и т.д., которые так быстро передвигают Жаки и Гамлеты в том своеобразном душевном процессе, который они называют "мышлением", у них нет серьёзного горя и поэтому нет и потребности всмотреться в жизнь, понять её. Они блестяще бичуют, они ненавидят то, что заклеймено словом "дурное", благоговейно мечтают о том, что вознесено словом "хорошее". И вся душевная деятельность их этим ограничивается. Они мыслят "вообще", абстракциями, всегда чистыми, даже тогда, когда под ними кроется самое ужасное. И у них образуется свой искусственный, идеальный мирок, миленький, чистенький, с благородными проклятиями и ещё более благородными молитвами. Там есть преступление — без преступника, зло — без злого человека, разврат без негодяя. И так хорошо, приятно и легко в этом усмирённом наукой мире. Всё ясно, всё видно, всё понятно. Там обличение неправды, бичевание порока в стихах и прозе приносит отраду возвышенной душе. В этих оазисах, где везде зелень и прохлада, где из рассказов старой няни или слепого певца узнают о страшных пустынях и безбрежных морях, живут и мыслят Гамлеты. Но человек должен выйти из оазиса, чтоб увидеть жизнь. Гамлет не хочет идти. Судьба насильно влечёт его, но он не понимает, зачем и куда зовёт его этот властный голос. Ему страшно подумать, что нужно будет открыть глаза, выйти из мира сладких грёз. Но кто сам не просыпается, кто сам не рвётся навстречу бурям и опасностям, тому всё-таки не миновать их. Пробьёт его час, и страшный удар разбудит его».

Re: Гамлет не хочет идти. Судьба насильно влечёт его...

Чтобы было понятно, в чём суть приведённого с помощью Л. Шестова возражения, необходимо сказать следующее: приведённые в заметке характеристики Гамлета как

— «героя, восставшего против»,
— «героя, мучительно решившего»,
— «героя, решившего, что невозможно продолжать»,
— «героя, обладающего сокровенными знаниями»

есть игнорирующие исторический контекст «проекции» на шекспировского «чёрного принца» современного ИДЕОЛОГИЧЕСКИ ЗАДАННОГО сознания. Поясним на примере идеологической обработки творчества Баха в советской культуре — традиционное осмысление феномена Баха в контексте РЕЛИГИОЗНОЙ традиции мирового искусства последовательно корректируется как один из главных прототипов искусства будущего:

если в 1922 г. в популярном очерке Е. Браудо «Иоганн Себастиан Бах. Опыт характеристики» значится:

«Будучи сам проникнут мистикой и пиэтизмом, Бах однако примыкал к крайней ортодоксии [...] Торжественная месса H-moll Баха — есть один из самых замечательных памятников немецкой религиозной мысли»

то уже в 1926 г. в книге Л. Сабанеева «Музыка после Октября» Бах описывается в почётном окружении:

«Бетховен и Вагнер, а отчасти Бах — вот прототипы творчества НОВОЙ ЭРЫ. Но мы не можем не видеть, что среди наших композиторов как раз нет лиц, настроенных в тоны этих гигантов — музыкальных героев. У нас трагедия нытиков (Чайковский, Рахманинов, ныне Мясковский), слабая и жалостная трагедия отверженных [= «отмирающих классов», не предопределённых «объективными законами» к спасению] А нету у нас трагизма героического, нет величественной мужественности, а именно её-то нам и надо теперь, когда настало время говорить не перед и утончёнными обитателями салонов, а перед массой, которая ждёт ГЕРОИЧЕСКОГО СДВИГА».

Т.е. трактованный как выражение КЛАССОВЫХ коллизий Крестьянской войны в Германии, пафос музыки Баха взывал к футурологическим прогнозам.

было бы недурно познакомиться

парадокс однако. Говоря о проекциях сознания и т.п. Вы отчего-то не допускаете и мысли что это действует и в обратную сторону автора приводимых Вами цитат. Автор Вам мил, вернее его позиция и потому она авторитет, но для кого? Для Вас? Ради Бога.
Участники Клуба и его гости имеют полное право соглашаться с Шестовым и Вами или нет. Так как литература и культура вообще - не то место где надо ходить строем. И тем более под чьи-то барабаны.
Из той цитаты что Вы привели я вижу что сказанное относится больше в самому ее автору. потому как судить о переживаниях литературного героя, выходя за сюжет произведения - это оригинальный и очень неоднозначный шаг. Следую это логике я могу например сделать ту же проекцию за пределы Вами написанного и представленного на Вас или Шестова и заявить, что ....Далее все в моей фантазии и способностях к риторике.
Как бы не было подчинено чему-либо восприятие Шекспира современными людьми (участниками Клуба в частности) оно более жизненно, так как опирается не умозаключения о людях вообще, а на личности действующие в реальности.
Как-то так.

Интересно, что там за варианты исполнения монолога Гамлета. На видео не снимали случайно?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account